ГлавнаяСобытияИсторииМария Полянская: осознание границ - главное в отношениях наставника и ребенка

Мария Полянская: осознание границ - главное в отношениях наставника и ребенка

03.09.2019
Мария Полянская больше года является волонтером-наставником и куратором ЦССВ "Молодая Гвардия" от проекта "Быть рядом" фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам". Она поделилась опытом и выводами, которые она сделала за время работы с детьми.

полянская1s.jpg

- Год назад я написала отзыв о своем первом опыте наставничества по просьбе куратора-психолога, такого же волонтера, как и я. Тогда мне казалось, что я многое познала, через многое прошла со своим подшефным ребенком и еще одним взрослым парнем, выпускником коррекционной школы. Тогда я была абсолютно уверена в том, что выбрала правильный путь и полезное дело, и я с готовностью ввязывалась в споры о волонтерах с тортами, о спонсорах с айфонами и о любителях мастер-классов и увеселительных поездок.

Что ж, прошел год, год тяжелый и суровый во всех смыслах. Если пытаться определить его одним словом, то это год осознания границ. Границ собственной доброты, границ вмешательства в чужую судьбу, границ собственных возможностей и сил других людей.

К концу этого года я пришла с 3 ребятами от 17 до 21, которых я, как Лис из сказки о Маленьком Принце, приручила.

Так получилось, что старший, которого я спасала год назад от финансового мошенничества, так и остался тем человеком, который может и имеет право позвонить мне в любое время суток, чтобы попросить о сочувствии, задать вопрос, сказать, что он по мне соскучился. Он словно выросший сын, которому нужно знать, что где-то там, пусть и далеко, в другой жизни, остался кто-то, кому не все равно. И пусть так и будет дальше, я не возражаю – быть в его жизни еще одним значимым взрослым, раз ему не довелось с самого рождения знать своих родителей. Да, он старается больше не обманывать меня, по возможности, и уж точно не просит денег, а главное, упорно продолжает работать на заводе и пытается окончить школу.

Второй ушел было моими же усилиями в семью, но мы все вместе – я, его опекун и он сам – сделали неправильный выбор, с последствиями которого нам с помощью сил фонда пришлось сражаться, пока мы не победили косную систему. К моему сожалению, это возврат, тяжелый для всех, в том числе для меня, которая держала эту хрупкую систему на плаву несколько месяцев, чтобы максимально смягчить последствия для парня. Увы, я не психолог и уж тем более не бог, и мне не дано предугадать, кто будет хорошим приемным родителем, а кто нет. Каждый возврат конечно же, уникален, и этот тоже, однако есть и общие вещи, которые заставляют задумываться о том, где система подготовки родителей и детей дает серьезный сбой.

Третий мой парень готовится в этом году покинуть детский дом, и поскольку он появился позднее других, я уже четко понимала, что именно с ним происходит. Как и во втором случае, мне удалось найти ему семью, готовую помогать, однако и я, и семья с самого начала признаем тот факт, что у нас может ничего не получиться с его социализацией и интеграцией в общество по целому ряду причин, которые не зависят от нас. На этот раз мы не делаем выбор за почти взрослого мальчика, мы рассказываем, мы объясняем, долго и терпеливо, почти что нудно, что может произойти в том или ином случае, но оставляем решение за парнем. И именно на этом третьем ребенке, уже после сложностей с первым, после возврата второго, я пришла к осознанию своей роли в жизни детей из детских домов и смогла  сформулировать, какие могут быть подводные камни на пути наставничества.

Добро может получиться только тогда, когда ты творишь его исходя из внутренней потребности ребенка, а это требует глубокого понимания и доверия.

Поэтому в наставничество нельзя бросаться как в омут с головой и с горящими глазами, нужна некая дистанция от подшефного ребенка, холодный ум и расчет, трезвое осознание как собственных границ, так и границ воспитанника.

Второе и очень важное условие – знания, которые абсолютно необходимы всем, кто приходит к этим детям. Пусть меня закидают шапками, сама была такая, но они отнюдь не то же самое, что домашние дети, и для того, чтобы им помочь, надо упорно и много учиться. И да, это тот самый случай, когда одной любви недостаточно, потому что она приходит не сразу или не приходит совсем. Без понимания настоящий правильный контакт невозможен, и чем больше удается поучиться за счет благотворительных организаций, фондов, самостоятельно, тем лучше.

Дети и их приемные семьи

В прошлом году я искренне верила, что моя главная задача – чтобы ребенок оказался в семье. Тогда я наивно полагала, что на этом этапе я сделаю шаг в сторону, постепенно исчезну из жизни подшефного и радостно перейду к выполнению новой миссии.

Но в жизни все не так – и не только у меня, у других наставников тоже. Нельзя быть другом, а потом просто уйти в сторону, оставив ребенка и его родителя наедине с трудностями и адаптацией. Особенно это касается почти взрослых детей – на примере ребят из нашего ЦССВ я теперь понимаю, как важно настоящее правильное сопровождение новой приемной семьи куратором, который хорошо знает ребенка и которому доверяет приемная семья.

В моем случае именно такая стратегия, смею надеяться, помогает подросткам справиться с тяжелейшим стрессом и адаптацией. И я четко вижу, что именно мне как третьей стороне, менее вовлеченной в эмоциональную историю, иногда удается подсказать соломоново решение.

Когда-то я переживала, что не хочу вставать между своим подшефным и его новыми родителями, но этого не происходит, и это означает, что я правильно очерчиваю границы своего участия и помощи.

Границы наставника

Граница – самое главное, что стоит усвоить на берегу отношений с детьми из детских домов, а особенно с подростками. Во-первых, это граница вмешательства в судьбу ребенка – наставник не имеет права навязывать свою волю воспитаннику, брать на себя ответственность за решения, вести волю подшефного ребенка за собой. Всякое вмешательство имеет последствия, и наставник должен понимать, что приходя в жизнь ребенка с любовью и доверием, он обретает власть, и власть эта страшна, поскольку не ограничена волей ребенка и ответственностью за него.

Во-вторых, это собственная граница наставника, которая предполагает некую дистанцию между наставником и ребенком, которая не может быть перейдена без изменения статуса их отношений.

Отрицание этой границы или ее размытие приводит к тому, что наставник ведет себя почти как родитель, который несет ответственность за ребенка и все, что с ним происходит, между тем как масса обстоятельств никак не зависят ни от первого, ни от второго.

И когда ребенок не оправдывает надежд, ведет себя недостойно, обнаруживает глубокие травмы или отклонения, наставник испытывает глубочайшее разочарование как в ребенке, так и в себе самом, в собственных знаниях и навыках, а также в способности к эмпатии.

В-третьих, это границы роли наставника, которая никак не может сравняться с ролью приемного родителя. Нужно четко осознавать, что ребенок с наставником и ребенок в приемной семье – два совершенно разных ребенка, и это знание абсолютно необходимо для того, чтобы быть в состоянии чем-то быть полезным приемной семье. Наставник тоже может переживать слабое подобие адаптации, однако с ним ребенок все же находится при параде, пусть он иногда и дает понять, что он чувствует на самом деле. Наставник никогда не сможет пережить с ребенком момент прихода в семью, но он может к этому мягко подготовить, и этим его миссия заканчивается, потому что нет ничего хуже, чем когда ребенок в лицо говорит наставнику, что он бы с радостью пошел в семью к наставнику, а не к кандидату.

Основные качества наставника

Этот год научил меня многому, и я серьезно готова утверждать, что наставничество - это школа, которая учителю не менее важна, чем ученику. И да, это наиболее безопасная ситуация  общения с детьми из детских домов для взрослого человека. Для ребенка она, увы, может быть и очень травматична, поэтому я целиком и полностью за то, чтобы к этим детям приходили только подготовленные люди, а не все, вооруженные любовью к бедным сироткам.

Основные качества взрослого наставника, на мой взгляд, - это искренний неподдельный интерес к ребенку и желание грамотно помочь ему распорядиться собственной судьбой.

Опыт этого года, несмотря на ряд отрицательных примеров, не дает мне оснований понимать, кто именно может стать хорошим приемным родителем, зато я хорошо вижу, кто может стать хорошим наставником. Надеюсь, мне удастся применить эти знания профессионально в недалеком будущем.  



Проект «Быть рядом» это:

- более 200 волонтеров, которые регулярно оказывают помощь воспитанникам и выпускникам интернатов,
- 20 больничных и сиротских учреждений Москвы, Подмосковья и близлежащих регионов,
- координаторы и психологи, которые организуют работу волонтеров в этих учреждениях.
Одно из направлений проекта - социализация выпускников ЦССВ, проживающих в ПНИ.   
Воспитанников интернатов, которым исполнилось 18 лет и которые не имеют возможности жить самостоятельно в силу особенностей развития, переводят в психоневрологические интернаты. Для большинства это жизнь в заточении. В рамках проекта волонтеры помогают молодым людям жить полной жизнью, насколько это возможно. 

Как помочь?

Если вы достигли 18-летнего возраста для помощи детям в больницах и 27-летнего возраста для участия в программе по наставничеству в детских домах, проживаете в Москве, Московской и Тульской области, понимаете роль и ответственность своего участия в жизни ребенка,то можете записаться на курс семинаров, который пройдет в октябрезаполнив анкету

Сделать пожертвование, в назначении платежа указав: проект «Быть рядом» .
Поделиться
Все события
все новости
все истории