Главная СобытияИстории«Почему она осталась без родителей? Собаки и те не дают в обиду своих щенят»

«Почему она осталась без родителей? Собаки и те не дают в обиду своих щенят»

06.10.2021

E70T2432 (1).jpg

Света бьет меня по коленке, показывает пальцем куда-то в сторону и начинает чесать за ухом, пытаясь сказать мне: «Посмотри, там собака!» Свете четыре года. У нее короткие кудрявые волосы и карие глаза. Пока я наблюдаю за собакой, Света снова беззвучно привлекает мое внимание, дотронувшись до руки. В этот раз мне нужно посмотреть наверх: над нами низко пролетает самолет, похожий на кукурузник. Девочка провожает его взглядом, а потом убегает за мячиком.

Света не говорит. Уже три года она ходит с трахеостомой, специальной трубкой, которую установили после операции, чтобы девочка могла дышать. Благодаря помощи фонда в этом году Свету привозили в Москву в Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей. Врачи осмотрели ее и сказали, что каждые три месяца девочку будут класть в больницу на обследование, чтобы через год убрать трахеостому. А это значит, что Света сможет начать учиться говорить.

— Она уже много слов знает, все показывает, только сказать не может, — объясняет няня Вера Леонтьевна. Она ухаживала за Светой летом и осенью: сначала девочка лежала в больнице, потом она проходила реабилитацию в подмосковном центре «Вдохновение». В сентябре со Светой занимались в центре слуха и речи, чтобы помочь ей общаться с людьми, пока девочка не научится говорить. В октябре у Светы будет плановая госпитализация, после чего она вернется в дом ребенка.

— Когда появится голос, можно будет научить ее и читать, — продолжает Вера Леонтьевна. — До этого у Светы была стома попроще, и она могла издавать звуки. Увидит красную пожарную машину и говорит: «Папа». Может, что-то в памяти у нее сохранилось? Я не знаю. Меня она иногда мамой называла. 

Из-за трахеостомы говорить у Светы не получается. Иногда она начинает хрипеть, и для няни это знак, что пора делать ингаляцию и чистить трубку. 

— Я уже по звуку научилась определять. Иногда раз в час чищу, а иногда чаще. Ночью тоже несколько раз встаю. Спит Света всегда около меня, чтобы я слышала, как она дышит.  

Для ухода за стомой нужен специальный аппарат, который привезли из дома ребенка, и хлоргексидин специальной концентрации, который изготавливают на заказ. В одной бутылке 400 мл раствора. Она стоит 400 рублей, и хватает ее на один день.

Дом ребенка заказывает его через госзакупки. Но привезти из другого города в Москву запас на несколько месяцев просто невозможно, и фонд покупал этот раствор, пока Света проходила реабилитацию в подмосковном центре «Вдохновение».

— Когда трубку поставили, больше недели мы пить и есть не могли, — вспоминает Вера Леонтьевна. — Врач мне говорил: «Хоть сок, хоть йогурт давайте ей». А ей было больно глотать. Пока она в реанимации лежала, я спать не могла. А потом ее перевели в послеоперационную палату. Мы там почти все время ингалировались. Мне дочь звонит и спрашивает: «Мам, что у тебя целыми днями гудит?» А у меня то для санации гудит мотор, то для ингаляции. 

В фонде Вера Леонтьевна работает три года. Сначала няней устроилась ее дочь, а потом и она решила попробовать. 

— Я много лет в садике работала завхозом. Большой садик был. На 375 человек. Дочка с сыном мне всегда говорили: «Вечно мама чужих детей домой таскает». А как не таскать? Вот ходил в наш садик ребенок, а у него только мама. И вот она заболела, попала в больницу и не пришла за ним. И тогда я забирала этого ребенка к себе домой, а утром приводила в садик. И так пока его маму не выпишут из больницы. К детям я отношусь хорошо. Света, конечно, из меня веревки вьет (смеется). Но пусть хоть мою любовь она почувствует. 

Когда Вера Леонтьевна берет девочку на руки, Света обнимает ее и крепко-крепко прижимается своей щекой к ее лицу. Няня будет с ней до ноября, пока девочка не вернется обратно в дом ребенка. 

— Я ей нужна все время, — смеется няня Вера. С ней за ручку Света находила несколько километров по территории детского центра и научилась кататься на трехколесном самокате. — Она такая шустрая… За ней нужно всегда смотреть, вдруг повредит стому. 

Из-за трубки в трахее Света не может не только говорить, но и есть твердую пищу. Вера Леонтьевна измельчает для нее все — и мясо, и картошку в супе. Только с манной кашей нет никаких проблем. 

— Даже печенье я ей замачиваю в теплой воде, — рассказывает няня, наблюдая за тем, как девочка играет с мячом. — Почему она осталась без родителей? Собаки и те своих щенят за шкирку везде таскают и не дают в обиду. А тут такая девочка… Сколько хороших детей встречаешь! Вот Платон у меня был. Гидроцефалия у него. Восемь месяцев. Сюда (показывает на голову — прим.) поставили катетер. Я ему говорю: «Платоша, ты у меня единорог». Он умирал, но все-таки его подняли. Вот Костик у меня был. Операцию на сердце ему делали. Марат Владимирович (врач — прим.) еще говорил: «Давайте я его понесу. Там подняться надо на один этаж». А я ему сказала, что не дам. Он меня тогда спросил: «Вы никому не доверяете?» Я ответила: «Это пока мой ребенок. Я сама буду его нести. И обратно тоже». 

Мне все говорят: «Вас надолго не хватит, так переживать». Но это же операции. Иногда по семь-восемь часов ждешь. Грудную клетку клетку детям раскрывают. Конечно, я переживаю. Я же хочу, чтобы с ними все хорошо было.

Сын мне иногда говорит: «Мама, ты не устала? Может, тебе сидеть дома надо?» А я ему: «Доживешь до моих лет — посмотришь, захочется ли тебе сидеть дома в одиночестве». 


Света провела в Москве несколько месяцев. За это время она прошла обследование и лечение в федеральной клинике, а также слухоречевую реабилитацию. Когда девочке удалят трахеостому, она сможет начать учиться говорить. В семье у Светы появится возможность развиваться еще быстрее, поэтому мы ищем приемных родителей, которые будут любить и поддерживать девочку.

Если вы готовы стать приемными родителями для Светы, свяжитесь, пожалуйста, с координатором проекта «Дети в беде» Заремой Эспаевой: deti.otkazniki@gmail.com

В нашем фонде есть два проекта, которые помогают детям со сложными и редкими заболеваниями.

Пока ребенок, которому требуется лечение и реабилитация, находится в детском доме, его поддерживает проект «Дети в беде». А когда у него появляются приемные родители, они могут обратиться за помощью в проект «Близкие люди», и ребенок продолжит получать необходимое лечение и поддержку от фонда.

Подписавшись на регулярные пожертвования в фонд, вы помогаете нам планировать свою работу и быть уверенными в том, что дети не останутся без помощи.
Поделиться
Все события
все новости
все семинары
все истории