ГлавнаяСобытияИсторииВера, Вера, Любовь и Галина: няни о себе, детях и судьбе

Вера, Вера, Любовь и Галина: няни о себе, детях и судьбе

02.08.2019

В нашем проекте «Дети в беде» есть люди, без которых не было бы проекта. Это няни. Они «лежат» в больницах с детьми-сиротами, потому что нельзя ребенку быть там одному - ему больно и страшно. Они приезжают на летнюю программу в детский реабилитационный центр «Вдохновение», чтобы два с половиной месяца круглосуточно быть с детьми, стать для них значимым взрослым, тем человеком, к которому ребенок может привязаться и который ответит ему любовью и заботой, а они нужны растущему человеку как воздух и вода. Няни заплетают косички, водят маленьких за руку, обнимают больших, окрикивают, дают бутерброд и попить, торопят, успокаивают, укладывают, утешают плачущих и вместе со смеющимися хохочут и хлопают на представлении. Это обычные женщины.

Давайте их послушаем.

Вера.jpgs.jpg

Вера

- Я работаю здесь уже почти год. Вообще у меня здесь подруга работала, я попросилась - и тоже сюда попала.

В лагере [в детском реабилитационном центре «Вдохновение», - ред.] я первый раз. Ребята слушаются, у меня большие мальчики, всё делают, полы вытирают, пыль вытирают, уход за собой выполняют. Они из детского дома, они приучены, ведь там они всё делают по расписанию. И здесь тоже расписание, поэтому в «сончас» даже тринадцатилетний спит, привык. Для них ритм жизни плюс-минус такой же, только здесь свободнее.

Истории у всех свои. К одному «моему» ребенку приезжала приёмная мама. Она надеялась, что его ей отдадут на лето, но не отдали, теперь вот всё на сентябрь перенеслось. А у второго мама лишена прав, она восстанавливается в правах, суд должен быть. Мальчик переживает, ждёт этого суда.

А малыши к нам приезжают – вообще ничего делать не умеют. Некоторые малышки здесь ходить даже научились. У каждого ребёнка своя ситуация. Одного привезли, он вообще, как тряпочка лежал, а сейчас молодец - чуть ли не ходить хочет.

Что их всех объединяет? Судьба. Судьба их объединяет.

А так все разные, некоторые знают своих родителей, помнят, а многие не знают.

В больнице с кем только не лежала, с малышками лежала, с двухмесячными, с четырёхмесячными. В больнице мы делаем всё, что требуется детям: по всем врачам их носим, анализы сдаём, на узи носим, ухаживаем за ними, колем их, моем. Мы как родители, всё что говорят врачи сделать, то и делаем. Самое долгое я лежала в больнице 24 дня безвылазно. С мальчиком первым, помню, я легла, говорили, что операция отложится, потому что он приболел, сопли. Ложились на 20 с лишним дней, а всего 10 пролежали. Поэтому мы ложимся и не знаем точно, сколько времени там проведём. Как пойдёт. Диагнозы у всех абсолютно разные. После того, как ребёнок поступает в дом малютки, его обязательно нужно обследовать. Нужно понять, что у него есть, поэтому мы должны всех врачей обойти. Это обязательно.

Вера-Васильевна.jpgs.jpg

Вера Васильевна

- В центре [детском реабилитационном центре«Вдохновение», - ред.] я три года, о нём мне рассказали знакомые.

У нас такой девиз: «один за всех и все за одного». Например, если один провинился, то мы всем запрещаем, предположим, на велосипеде до обеда кататься, как сегодня. И знаете, никто не взял велосипед, все ходят пешком. Мы обо всём разговариваем, объясняем. Мальчишки у нас хорошие, очень хорошие. Разумные. Они в основном из интернатов. Они такие любознательные, столько вопросов задают! Каждый рассказывает: «А у меня есть мама, а у меня есть папа, а у меня есть братья, сёстры, бабушки, дедушки», а многие говорят: «Они у меня есть, но они ко мне не приезжают». Представляете?

Дети, побывавшие в центре, приезжают и о нём всем рассказывают. О том, как здесь хорошо. О том, что после лагеря многие попадают в семьи. Из-за этого сюда все рвутся. Вот у меня есть двое или трое ребят, которые просто мечтают попасть в семью. Они так и спрашивают: «А вы нам найдёте семью?». Один мальчик из интерната, у него и мама, и папа, и никому из них он не нужен. Поэтому и из интернатов отправляют сюда, чтобы их поскорее пристроить в семьи.

Детишки все очень хорошие, они такие симпатичные на лицо, а как рассказывают про свои семьи, про своих мам, это вообще…

Однажды месяц я лежала в больнице с подопечным ребенком, обычно по две недели, по 10 дней. Дети к нам привязываются, конечно. Знаете, если дети разумные, они всегда привязываются. И плачут, и домой ехать не хотят. Некоторые даже спрашивают: «А может, вы меня заберёте?». Я реагирую тяжело, но объясняю, что мне нужно работать, что я поеду к другим деткам. Слова «я б тебя взяла» мы не говорим, нет, это ранит. Главное - всё правильно объяснить.

Галина

- Осенью будет два года, как я здесь работаю. У меня тут сотрудники работали, по месту жительства, от них и я узнала об «Отказниках» [БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам», - ред.]. По образованию я юрист.

Лежу в больнице с подопечными детьми обычно месяц. Знаете, вот когда на улицу есть доступ, ещё можно выдержать, а когда с тобой такой ребёнок, от которого нельзя отлучиться и на улицу нельзя выходить, тут уже труднее. И больше месяца трудно находиться.

Когда с кем-то, с каким-нибудь ребёнок вдвоём находишься, тогда узнаешь его, так гораздо проще. И он тебя меняет, и ты его.

Дети во всех детских домах разные. Есть показательные детские дома, там дети развиты. Пусть они поют неправильно, но они поют, рассказывают стишки, видно, что с ними занимаются. А есть такие детские дома, что страшно смотреть. Вот у меня девочка была, такая девочка хорошая! Год и четыре месяца. Пухляшечка такая, улыбчивая, вот. Развитая. Я вижу, что у неё всё нормально с головкой. Но она даже ручки подать не могла, не занимались с ней просто. И вот я заметила, как с ней две недели провела, приехала забирать её сотрудница и даже «привет» ей не сказала, не улыбнулась. Я говорю: «Пусть она не понимает, но поздороваться и улыбнуться всё равно надо». А та её в охапку схватила, в коляску засунула и поехала. Вот я говорю, даже по детям можно узнать, кто из какого детского дома. Всё зависит от сотрудников. Та девочка, на ножках стояла, а передвигать ими не могла – не умеет. Я ей ноги передвигала, а ей так нравилось, она не хотела даже с пола сходить потом.

Здесь [во «Вдохновении», - ред.] у меня шесть детей, большие девочки, 11-10 лет, девочка 16 лет и мальчик один, ему два с половиной года. Они меня слушаются, главное условие у них – говорить, что они на какое-то мероприятие уходят, предупреждать меня, чтобы я их не искала, не волновалась. У нас бывает, что все девочки дежурят в комнате, убирают, а если они вовремя не предупредили – дежурят вне очереди на следующий день. Режим и дисциплину поддерживаем.

Что самое сложное в этой работе? Сложно то, что дети все разные, и ты их не знаешь, не знаешь, какие у них мысли, даже за два с половиной месяца не узнаешь наверняка, у кого что в голове. Всегда проверяешь, все ли на месте, боишься, что кто-то куда-то залез, не в то место. Волнуешься, проверяешь.

Когда они прощаются перед отъездом, на глазах слёзы, обнимают, это очень приятно, конечно. Есть любимцы, они всегда уезжают со слезами горькими. В несколько ручьёв слёзы текут, не хотят уезжать.

За лето они очень сильно меняются. В конце лета совсем другие дети уезжают. У них появляется понимание, что лучше делать хорошо, а не плохо.

Ко всем детям у меня разный подход. Где-то я - лаской, где-то строгостью. Спустя некоторое время получается то, что должно.

Мы два с половиной месяца подряд у них работаем, и дети к нам привыкают. Но они все знают, что я их домой не заберу. Конечно, просятся они все, «возьмите» говорят. Они всё равно все знают, что придётся расстаться в конце лета, все хотят обратно вернуться. Вот у меня была любимица девочка, а её этой весной в семью взяли.

Здесь деткам большая отдушина. Каждому уделаешь время, и они чувствуют это. Некоторые мальчишки взрослые прямо рвутся сюда. Они просто здесь были уже не один раз. Сначала приезжали и говорили: «Ой, а что я здесь делать буду?», а как начались занятия – так сразу втянулись.

Любовь.jpgs.jpg

Любовь

- Я работаю совсем недолго: в лагере первый раз, а в больнице пока не была.

Впечатления от лагеря очень позитивные. У меня здесь четверо мальчиков, а вначале было только двое. Мы здесь постоянно рядом с ними, всегда вместе. Даже спим все вместе, все в одной комнате. Модель маленькой семьи. Они привыкают постепенно к этому режиму. Что-то им объясняешь, к примеру, как застелить постель. На примере одного мальчика могу сказать, что заправить кровать для него такая сверхзадача, как в космос слетать. Вот он сидит и говорит: «Ой, ну помогите мне заправить, ну я не могу», а заправляет за три минуты. Также и с живописью - «не могу», а в итоге делает очень красивые рисунки.

Дети обожают вкусняшки. Они знают, что могут попросить их, ничего не боясь. Могут пойти смотреть мультик, пойти почитать книжку, если они сами этого захотят. Их никто не заставляет, у детей есть выбор. Они знают, что у них есть няни, что они должны быть в зоне, где няни их видят, но они могут делать то, что им самим хочется.

Пребывание няни в больнице – это не наша прихоть, это необходимость. Дети есть дети, они не могут находиться в одиночестве, никак. Когда няня с ребенком, она выполняет сто процентов ухода, плюс моральная сторона: пожалеть, приободрить, обнять. Рассказать, что укол – это не больно. Без няни ребенку очень страшно.

Текст и фото: Алена Шадрина

Материалы по теме:

Репортаж из детского реабилитационного центра «Вдохновение»

Координатор программы «Дети в беде» Зарема Эспаева - о летней программе фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» в детском реабилитационном центре «Вдохновение»

О проекте «Дети в беде» и о детях, которым прямо сейчас помогает этот проект

Форум проекта «Дети в беде»


Как помочь

Перевести любую сумму на сайте фонда, в назначении платежа указав: «Дети в беде» - и оплатить труд нянь.

Стать волонтером - помогать в организации мероприятий для ребят из нашего летнего проекта в детском реабилитационном центре «Вдохновение», сопровождать их в поездках. Для этого напишите, пожалуйста, координатору проекта «Дети в беде» Зареме Эспаевой: deti.otkazniki@gmail.com.

Поделиться
Все события
все новости
все семинары
все истории