ГлавнаяСобытияНовостиЕлена Альшанская: лишение родительских прав должно стать крайней мерой

Елена Альшанская: лишение родительских прав должно стать крайней мерой

25.12.2019

Руководитель БФ "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Елена Альшанская на заседании Совета Правительства РФ по вопросам попечительства в социальной сфере рассказала о необходимости совершенствования системы профилактики социального сиротства в России. По ее словам, она практически не изменилась за последние 15 лет. 

Родителей лишают прав из-за жестокого обращения в 1% случаев 

В 2018 году было 28676 лишений родительских прав. Из них 76% - это родители, которые лишены прав за уклонение от исполнения своих родительских обязанностей, в том числе уплаты алиментов. При этом жестокое обращение - это лишь 1%. Казалось бы, мы можем лишать родителей прав только тогда, когда они действительно являются угрозой для своих детей. Почему так происходит? Два ответа: у нас нет нормальной  аналитики и оценки, у нас лишают прав не за то, за что нужно. Лишение родительских прав должно стать крайней мерой реагирования.

По статистике снижается количество лишений и увеличивается количество ограничений в родительских правах. При этом количество отмененных ограничений в родительских правах не растет (в 2017 году - 7333 ограничения и 980 отмен ограничения, в 2018 году - 7594 ограничений и 848 отмен ограничения). Это хорошая динамика, но  если бы мы работали с семьями, мы должны были увидеть прежде всего рост восстановлений, а мы этого не видим. И если стремимся к тому, чтобы использовать процедуру ограничения в родительских правах вместо лишения родительских прав как первую стадию, как говорит об этом законодательство, - то мы должны видеть рост ограничений и рост восстановлений. Но мы этого тоже не видим. Значит, работа с семьей и использование инструмента ограничения для этой работы за этим не стоит.

Каждая шестая семья с детьми находится в трудной жизненной ситуации

Коллеги из Фонда Тимченко сделали анализ причин, по которым дети находятся в учреждениях, по конкретным регионам. Злоупотребление алкоголем находится на первом месте (40,4% детей, находящихся в учреждениях). Я не вижу в практике регионов адекватных мер по реабилитации и социализации, которые отвечали бы этой проблеме. Когда мы с такими семьями сталкиваемся, мы пытаемся найти бесплатные государственные центры, которые могут оказать полноценную поддержку, то часто не можем их найти. На втором месте - уклонение родителей от исполнения родительских обязанностей (24,5% детей, находящихся в учреждениях). Это основание сформулировано очень широко, и мы не понимаем, что за этим стоит. Часто это история, связанная с трудными жизненными ситуациями. На третьем месте - тяжелое материальное положение. 14,1% детей в целом (и 36%, помещенных в учреждения по заявлению родителей), находятся там из-за бедности.

Всего семей с детьми в России - 23 757 000. Семьи с детьми в тяжелой жизненной ситуации - 4 003 590 (16,8% от всех семей с детьми). То есть каждая шестая семья с детьми в нашей стране живет в трудной жизненной ситуации. При этом в 2018 году получили помощь от государства в денежной форме, в виде предоставления продуктов или консультаций 4 495 046 семей с детьми. Это огромный вопрос, что за этим стоит. 

Если у нас реально каждая шестая семья в трудной жизненной ситуации, надо бить в набат и анализировать меры поддержки, они не работают, раз мы до этого дошли. Или пересматривать систему социальных услуг в целом.

Интересы ребенка должны быть на первом месте при принятии решений

Одна из ключевых проблем - то, как ведется оценка ситуации в семье. Органы опеки не понимают, что там происходит: жестокое обращение, насилие, бедность или трудная жизненная ситуация. Нет понимания, что такое интересы ребенка - этот фактор  при принятии решений не учитывается никогда. Или понимается с точки зрения внешних вещей, условий жилья, защиты имущественных прав. При этом на самом деле в основе понятие интересов ребенка должно быть представление о привязанности ребенка и родителей, потребность ребенка в заботящемся взрослом, отношения, которые сложились у ребенка и взрослых. Это должно быть в основе, но именно это меньше всего учитывается. При этом в системе нет защиты ребенка от насилия. Его могут забрать за то, что бабушка не справилась с его трудным поведением, а в ситуации реальной угрозы нет механизмов оценки и защиты. 

Для того, чтобы эти изменения действительно произошли, должно быть общее понимание о ценностях - понимание того, что такое интересы ребенка, должно пронизывать все службы.

Нужна концепция изменений в семейное законодательство

На заседании была предложено проработать  концепцию изменений в семейное законодательство для того, чтобы оно максимально работало на профилактику и сохранение ребенка в родной семье - настолько, насколько это возможно. 

В том числе, выступающие на совете внесли такие предложения:

  • Лишение родительских прав должно стать крайней, исключительной мерой. Необходимо сократить количество оснований для лишения родительских прав, ограничив их только случаями, когда родители без уважительных причин отказываются от воспитания ребенка; совершили преступление против жизни или здоровья ребенка либо преступление против его половой неприкосновенности.

  • Ограничение в родительских правах, должно быть использовано только при серьезных угрозах жизни, здоровью и развитию ребенка и, как правило, должно предполагать ограничение в конкретных родительских правах (например, в сфере образования, медицины и др.) и не всегда должно быть связано с перемещением ребенка из семьи. 

  • Родители, которые ограничены в правах, должны иметь право на помощь и поддержку со стороны государства. При согласии родителя в отношении него уполномоченными государственными органами должен быть разработан план оказания ему социальной, юридической, психологической либо иной помощи, направленный на вывод семьи из кризисной ситуации.

  • Необходимо пересмотреть статью 77 Семейного кодекса РФ (про отобрание), которая ставит в жесткие рамки органы опеки и попечительства: сегодня в течение 7 дней с момента отобрания ребенка они должны выйти в суд с полным пакетом документов на ограничение или лишение родительских прав. 

  • Изменить подход к отобранию: оно должно стать на самом деле крайней мерой, с инструментами оценки ситуации как опасной, необходимо перемещать ребенка не в медицинское или социальное учреждение, а к родственникам и знакомым, иметь возможность переместить ребенка вместе со значимым взрослым или защитить от агрессора всю семью.

  • Чтобы даже после отобрания ставилась задача на реинтеграцию ребенка в семью, за исключением случаев совершения умышленных преступлений против жизни, здоровья и половой неприкосновенности ребенка.

  • Необходимо, чтобы у решения об отобрании был судебный контроль. 

  • Решить вопрос о полномочиях полиции. Сегодня по факту в большинстве случаев детей отбирает именно она, оформляя при этом акты о беспризорности, хотя это редко соответствует действительности. Помимо сложности применения 77 статьи, из-за чего опека предпочитает не совершать отобрание, а привлекать органы полиции,  в ночное время и выходные дни такие действия может осуществлять только полиция, потому что органы опеки просто не работают. Поэтому нужно либо легализовать работу МВД в рамках 77 статьи СК РФ, чтобы они могли легально вмешиваться в ситуации прямой угрозы жизни ребенка в семье, либо, что предпочтительнее, так организовать деятельность органов опеки и попечительства, чтобы они могли осуществлять процедуру отобрания при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка в ночное время, выходные и праздничные дни (например, предусмотреть дежурного сотрудника на это время).  

Совет Правительства РФ по вопросам попечительства в социальной сфере поддержал необходимость проанализировать законодательство и разработать концепцию изменений в сфере профилактики социального сиротства и поручил членам Совета совместно с уполномоченными министерствами дальнейшую разработку концепции.

Статистика - официальные данные Минпросвещения, Минтруда и Росстата
Поделиться
Все события
все новости
все семинары
все истории